Число просмотров - 15,394

SPIRIT OF LONDON

12/15/2012 / Нетленка

 Учеба в Лондоне – просто грех вернуться домой без “путевых заметок”. 

Я вела свой дневник за столиками лондонских фастфудов, в музеях, парках, пабах, во время учебы и просто на ходу. Хотите узнать маленькие приключения большого зануды в Лондоне?

ПОБЕДИТЕЛЬ ПОЛУЧИТ ВСЕ

пикадили секус

Наверное, это правда. Когда чего-то очень хочешь, это обязательно сбудется. Решила принять участие в конкурсе, организованном Британским советом в России и языковой школой в Лондоне «Internexus», проходившего при поддержке газеты “КП”. Условия конкурса были фантастические. Победитель получит все: двухнедельную учебу в одной из лучших языковых школ Лондона, проживание в семье, двухразовое питание, билеты на самолет, визовую поддержку.

Отправила эссе по теме: “Мне очень нужно выучить английский! Знаете, почему?”. И однажды ночью получила по электронной почте письмо: мол, Виктория, отпишитесь, что не передумали ехать в Лондон, вы среди претендентов на победу.

Состоянии тихой истерии с обязательным пробуждением всех живых существ в квартире можно пропустить. К тому же, эти существа не очень-то и поверили. Лондон. Хм…. Это, конечно, потрясающе, ты так долго об этом мечтала, но пока не увидим документы, подтверждения, бумаги – радоваться раньше времени не будем. Я упрыгала в свою комнату и продолжила радоваться в одиночестве.

Учеба в центре Лондона (а “Internexus” располагается в кампусе Regent’s College – на территории красивейшего Regent’s парка). Рядом Baker Street и достопримечательности, известные нам еще по картинкам в школьном учебнике английского. Я буду жить в сердце Англии. Я буду ездить в школу на метро. И я не смогу при всем желании говорить на родном языке. Каково это?

Как выяснилось, международных студентов в аэропорту никто не встречает. Можно, конечно, воспользоваться услугами такси, если не жалко “каких-то там” 50-60 фунтов(до 3000 рублей). Но неужели я не смогу доехать от Heathrow, аэропорта, в котором располагается одна из станций Tube (метрополитен в Лондоне), до дома самостоятельно?

- Нет, спасибо, думаю, я поеду на метро. Это будет… забавно! – отписываюсь в Лондон, на самом деле плохо представляя свой itinerary (маршрут).

- Отлично! – приходит мне ответ. – Это будет прекрасная практика для тебя! Увидимся в понедельник.

Самолет от Москвы до Лондона. Буквально три часа полета – и ты на другой планете.

ПЕРВЫЙ ДЕНЬ – НА ГРАНИ СРЫВА

метро

Метро. Фиолетово-красно-желто-синее. Быстро-мчащееся уютно-комфортное. Газеты. Лица. Лица. Метро огромное. Метро старейшее. Но в нем и правда сложно заблудиться. В салонах и на станциях – информационные экраны. Голосовая инструкция. Всюду – карты метрополитена. И сотни людей, каждый из которых постарается подсказать нужное направление. А вот и моя станция – Swiss Cottage.

Ощущение ирреальности. Игры. Фантома. Лондон. Пока совсем незнакомый, утопающий в зелени, в декоративных деревьях, цветах, вымощенный, яркий, многонациональный, со знаменитыми двухэтажными красными автобусами, как будто нарисованный.

5 минут от станции метро до моего дома – не могу пройти! Темнокожая работница метрополитена дважды объясняет мой короткий маршрут. Я кружу с сумками по району. Каждый встречный, стараясь помочь, показывает не то направление. Больше всех “помог” русский, отправив меня к черту на кулички. В общем, всем на будущее – не знаете, НЕ ГОВОРИТЕ!

Каждый дом имеет свое имя. Прямо как любимое дитя. И всевозможные к номеру “дополнения”, типа “В”. Линейности не заметила. В общем, полный ступор.

И в этот момент подкрадывается осознание: ты один во Вселенной. Никто толком не понимает твой английский. Ты никому не нужен. У тебя нет сотового телефона, чтобы позвонить. И что еще хуже, ты устал и не можешь найти нужный дом!

В итоге, просто бросила сумки среди мостовой: проклятье! И вдруг:

- Хэй, Виктория! Заходи! – приветливо машет темнокожая женщина…

Оказывается, я остановилась прямо у своего дома. Келли, в квартире которой буду жить, случайно увидела меня в окно. Ну понятно, ходит сибирское чудо в пуховике и шапке под окнами туда-сюда. А она со своими дочками как раз ждет студентку from Russia. Все сходится.

Я буквально бросилась ей на шею. Уже не помню, что бормотала. Но в общем, так радуются только сестре после десятилетней разлуки. Келли показала мне всю свою квартиру в стиле хай-тек, черно-белое царство лондонского жителя, и оставила в моей комнате со словами: “Не теряй время. Ты в фантастическом городе. Наслаждайся Лондоном”.

Вообще, слово “наслаждайся” имеет здесь особое значение. “Наслаждайся едой” (приятного аппетита), “наслаждайся вечером” так же популярны как и всяческие пожелания “фантастического дня”, благодарности за все на свете и, конечно же, традиционное “sorry” даже по незначительному поводу. Но об этом позже. А пока я одна в своей собственной лондонской комнате. Кстати, а из моего окна – кирпичная стена видна.

Конечно, сейчас чувства кажутся по-идиотски смешными. Но тогда… тогда…. казалось, мир поглотил меня. Три часа не могла заставить себя выйти на улицу. Нельзя позвонить родным. Никакой электронной почты. Одна дома. Я должна просто попробовать выйти на улицу. Одеваю куртку – снимаю. Снова одеваю. Отхожу от дома на 5 шагов. Оглядываюсь. Отхожу на десять. Запоминаю направление. Гуляю по району. Такому непривычно чистому, аккуратному, с двухэтажными домами. Никаких высоток. Никакой штамповки. Запах, резкий, непривычный, доводит до паники. Почему Лондон так сильно, так непривычно пахнет? Вокруг – раскованные молодые люди, прыгающие до неба при встрече друг друга. Велосипеды. Ретро-машины. Правостороннее движение. Остановки, повернутые к прохожей части, а не к дороге, как у нас. Прямо на остановке – электронное табло, на котором информация по ближайшим рейсам и время прибытия транспорта с точностью до минуты, если не секунды. Красные двухэтажные автобусы как игрушка для великана. Если водителям не махнешь рукой, будешь смотреть, как он спокойно проедет мимо. А если зайдешь в салон без билета или проездного, тебе вежливо скажут: сорри. Как зашел – так и выйдешь. Все не так. Все непонятно.

В кофейне пытаюсь сделать заказ.

- Откуда? – интересуются официанты и разглядывают как обезьянку. Наверное, у меня такой вид, будто я только что привезена из экзотической страны в ящичке с просверленными дырочками для воздуха. Как будто три недели плыла на корабле и смотрела сквозь дырочки на небо. Ну в общем, чувствовала себя примерно так же.

- Россия, – улыбаюсь и не могу сделать заказ.

Ну кто бы мог подумать? Фунты и пенни такие непонятные. Россыпью в моей руке. Не разберешь их номинал сразу. Приходится давать деньги наугад и следить за реакцией продавца: не хватает или ждать сдачи? Получаю холодный сэндвич, а ведь хотела что-нибудь горячее!

Люди. Кругом люди. А я одна. И никто не поймет это дурацкое чувство вселенского одиночества. Страха. Потерянности.

Вокруг меня Лондон. Я погружаюсь в Лондон. Растворяюсь. Теряюсь. Забываюсь. Постепенно перехожу на английскую речь. Думаю на чужом языке. Примитивно. Наивно. Как могу. Насколько позволяет мой словарный запас. Но не сразу. Постепенно. А пока сижу за отдельным столиком кофейни, достаю блокнот и ручку (потом перейду на карандаш) и делаю свою первую запись: “Don’t panic! Русские так просто не сдаются! А что, когда пишешь – это успокаивает… Я нашла русского собеседника! гыгыгы. Хорошая идея – писать заметки в закусочных. Цель – пережить первый день.  Просто пережить”.

Я долго всматриваюсь в лица. Вслушиваюсь. Принюхиваюсь. Успокаиваюсь. Это всего лишь стресс. Так могло случиться с каждым. Это не турпоездка с друзьями и гидом. Я могу себе это простить. Выхожу из кофейни. Слушаю музыку. Просто иду вперед. Просто погружаюсь в Лондон. Какой мой первый день? Смешной. Иноплатентый. Без труда нахожу свой дом. Может, завтра рискну поехать на автобусе?

Это только вечером Келли скажет, что со мной все в порядке. Предыдущей студентке потребовалось гораздо больше времени для адаптации. Первую неделю учебы девушка из Токио все свободное время сидела дома. Так что я могу не переживать, держалась молодцом. И английский мой понятен (лесть?). Только почему-то акцент голландский. Смеюсь. Иду спать. Да, еще одна мысль: я в Лондоне.

ЧЕГО НЕТ В CAMDAN? ДЫРКИ ОТ БУБЛИКА!

кэмден

Воскресенье. Сегодня смогла на автобусе доехать до потрясающего места Camden Town, который находится опять-таки недалеко от моего района. Это городок для шопинга, блошиный рынок. И чего там нет: африканские бусы и салатовые кеды, восточные платья и хэндмейдовские сувениры, модные бутики и рядом – крытые палатки. В воздухе растворяется музыка: этника, рок, электроника. Каждый продавец как ходячий экспонат своего маленького музея, каждый обустроил свою палатку в соответствии с ассортиментом. Многочисленные китайские закусочные, повара которых пытаются поймать ваш взгляд и зазвать к себе, убедив, что именно их еда самая вкусная. Конкуренция – лучший пинок, поднимающий сервис до небес. В европейских бистро персонал не такой назойливый и ассортимент куда привычнее: пицца, сэндвичи, блины со всевозможными начинками. Два молодых человека делают глинтвейн, пекут блины и слегка подтанцовывают под ритм музыки, в общем, наслаждаются жизнью в рабочее время. Хорошая музыка для меня – веский аргумент. Невольно останавливаюсь, покупаю блин с шоколадным сиропом, лате и слушаю. Сладко пахнет глинтвейном, она варится прямо у нас на глазах, вижу апельсиновые корки.

Здесь можно раствориться в толпе и бродить, бродить, бродить в поисках какого-нибудь смешного аксессуара.  Наверное, поэтому это излюбленное место хипповых тинэйджеров и нео-панков Лондона.

Кстати, как позже отметил наш преподаватель, что такое в Лондоне ненорма? Красные волосы? Костюм вампира в полдень? Норма. Норма. Вот деревья вместо рук. Это да. Остальное – ОК.

Take it easy. Расслабься и делай то, что считаешь нужным, выгляди, как тебе нравится, если нет профессионального дресс-кода. Только не думай, что люди будут открыв рот разглядывать тебя. Ну не получится попасть в топ-парад “10 придурков, которые потрясли мир” при всем желании. Делай как тебе удобно. Ты – это ты и в тоже время – всего лишь один из почти восьми миллионов.

Я хочу вернуться в Camden. Мне здесь хорошо. Мне здесь уютно.

- До встречи в аду! – кричит мне в спину какой-то ковбой-гот, видимо, обиделся, что я его пару раз сфотографировала, несмотря на то, что он мне чего-то пытался объяснить :).

На обратном пути вижу небольшую зону отдыха с металлическими разноцветными ограждениями.  Специально оборудованные площадки для скейтбордистов, велосипедистов. Здесь же  – огражденные поля для футбола и баскетбола. Молодые субтильные юноши отшлифовывают свое мастерство на скейтборде, на футбольном поле – преимущественно темнокожие. Недалеко – скамейки, парковая зона. Вход свободен. Присаживаюсь прямо на траву и смотрю на все эти блага цивилизации. Посмотрела? Иду дальше.

Кстати, если с кем-то невольно встретишься взглядом, скорее всего, улыбнешься друг другу и скажешь: “Привет”.

А вот и капля дегтя в бочке сгущенки. Темнокожая женщина – посреди шумного проспекта – кричит, машет транспарантом, обращается к толпе. Вокруг кружат помощники с плакатами: “4 фунта- это всего лишь один поход в фастфуд!”. А рядом ходит ее сын, у него вместо ног – металлические проволоки, прямо на которые надеты ботинки. Женщины призывает пожертвовать на лечение мальчика, повторяя: “Это мой сын! Это мой сын! Подайте всего лишь 4 фунта!”

УЧИ АНГЛИЙСКИЙ, ПРИГОДИТСЯ

колледж

Ясное утро. Впервые иду в школу “Internexus”. Мимо памятника Шерлоку Холмсу. Мимо витрин со свежей выпечкой и разносчиков утренней прессы. Запах кофе. Кофе люди пьют прямо на ходу. Прохожу через небольшой мост. Взгляд – на озеро. На причудливые деревья, цветы. На проезжающее мимо черные такси, бликующее на солнце. На людей, пробегающих мимо в спортивных костюмах и с mp3-плеерами. Все так правильно. Все так уместно. В руках у меня – карта Лондона, в кармане – проездной метрополитена. Дальше. Через стеклянные двери, просторный холл “Regent’s college”, через небольшой внутренний дворик – в школу “Internexus”. Теперь каждый день с 9 утра до 5 вечера я буду учить английский здесь.

Штат во главе с директором школы Стивом встретил меня очень тепло. Поздравили с победой в конкурсе. Провели небольшую экскурсию по колледжу, на базе которого располагается “Internexus”: библиотека, спортивный зал, компьютерный, кафетерий. Далее тестирование на выявление уровня владения английским и – добро пожаловать.

Учеба здесь строится иначе, чем в России. Ты выбираешь интересные тебе предметы, в итоге формируется индивидуальный план. И люди меняются практически на каждом занятии. Так что “привет группе №” передать по радио не получится. Мой уровень – intermediate (средний). Выбираю в качестве уроков (классов) speaking and writing (говорить и писать). Почему? Мне всегда казалось, грамотно написать текст по-английски – нечто на грани фантастики. Но в “Internexus”, ежедневно орудуя карандашом и резинкой, я стала относиться к этому роду деятельности проще. Кстати, считаю это одним из главных результатов моей учебы. 

Еще одно больщущее “достижение”, а точнее, сокровище – мои новые друзья. Франция, Турция, Китай, Корея, Саудовская Аравия, Бразилия, Иран, Италия – со мной учились студенты со всего света. На занятиях по речи немало времени уделялось культурному обмену. Каждый представлял свою страну.

В английских и американских университетах обычно много иностранных студентов. Для учебного заведения, заботящегося о своей репутации, это считается правилом хорошего тона.

Многие студенты носили с собой электронные словари. А у меня не было такой полезной и красивой игрушки.

И ТАК, У НАС ДЕМОКРАТИЧЕСКИЙ КЛАСС, КТО «ЗА»?

Как оказалось, не всем для въезда в Англию достаточно визы. Чтобы попасть на учебу в Лондон, моему новому другу Мэкси из Китая (имя адаптировано для неискушенного европейского слуха) пришлось сдать академический модуль английского теста IELTS:

- Таковы правила для всех китайцев, – объясняет он. – Нас много, и каждый мечтает переехать в Лондон. Если есть деньги и хоть малейшая возможность, каждый ею воспользуется.

А вот гражданам Саудовской Аравии повезло больше. По словам студентки Махи, ежегодно правительство ее страны дает возможность 200 одаренным студентам продолжить обучение в любом университете мира, при этом оплачивается не только само обучение, но и проживание. Когда муж Махи получил такую возможность, он упомянул, что у него есть жена, которая тоже была бы не прочь продолжить свое обучение. В итоге – оба учатся в Англии.

Далеко не все такие счастливчики. Вот и 23-летний Мэкси прежде, чем поехать в Лондон, открыл в Шанхае магазин собственных дизайнерских тряпичных сумок. Все расходы теперь делит пополам с родителями. В месяц на проживание в Лондоне с учетом съема жилья у него уходит до 1000 фунтов(50 тысяч рублей). После окончания языковой школы планирует получить степень магистра в бизнесе. Он уверен, в Лондоне и Нью-Йорке – самое престижное образование в мире. К тому же, в международном бизнесе без английского – никак.

Каждый решает денежный вопрос по-своему. Кхью – девушка из Кореи (для нас Люси) – нашла работу официантки в китайском ресторанчике, и будет подрабатывать после учебы. Студенты ее поздравляют.

А учеба – действительно увлекательный процесс. Интеллектуальные и подвижные игры, просмотр фильмов, использование мультимедийных технологий, а иногда и экскурсии – все на радость студентам.

- И так, у нас демократический класс, кто «за»? – в очередной раз полушутя спрашивает наш преподаватель Гэвин. Таким вот замысловатым способом пытаемся вычислить правильный ответ на тот или иной вопрос.

- КАК ТВОИ ДЕЛА?                                                                                                                                                                                              - А ТЕБЕ ПРАВДА ИНТЕРЕСНО?

Лондон – конгломерат различных этносов, культур, традиций. Европейцы, темнокожие, азиаты – кажется, вокруг тебя весь мир. Или ты в центре мира. Моя коронная фраза: ну покажите же мне англичанина! Каждый день выходила “в Лондон” и знакомилась с его обитателями. Но в основном это были эмигранты, не важно, приехавшие покорять Эверест мировой культуры и экономики пять лет назад или тридцать. Так вот, вся эта длиннющая тирада к тому, что именно наши преподаватели представляли собой Англию и говорили на красивом, правильном, литературном английском языке.

Мне нравится. Мне нравится, что между студентами и преподавателями в западных странах отсутствует особая субординация. Преподаватели нашей школы, в классы которых я попала, оказались энергичными, шутливыми (знаете ли, тонкий английский юмор), любопытными и доброжелательными. В Лондоне, как мне показалось, вообще не принято ходить с кислым лицом или напыщенным видом. Наверное, чопорные англичане, о которых так много говорят, живут уединенно на своих загородных виллах. А может, это миф?

Преподаватели стали для нас своеобразными гидами по миру Англии. Но…

- Но я не самая подходящая личность, чтобы говорить об Англии, – объясняет нам Гэвин. – В Лондоне живут люди со всего света. Это отдельный мир. И когда меня спрашивают: ты откуда?, я отвечаю не из Англии, а Лондона.

Но все-таки узнали интересные детали. Например, весь мир изучает английский, поэтому в англоязычных странах нет особой необходимости в иностранных языках. Конечно, англичане их изучают, но это не превращается в навязчивую идею, как в других странах. В пример параноидальной языкомании привели одну корейскую фирму, у которой с англоязычными компаниями было НОЛЬ деловых контактов. Ни одного. Но при этом даже уборщица должна была владеть определенным уровнем английского языка, иначе ее просто бы не приняли на работу.

- Если кто-то не понимает английский, мы думаем, у него плохо со слухом и говорим громче, – шутит Гэвин. – Не можем осознать, что человек просто не понимает английскую речь.

Вот еще интересная деталь. И в России вошло в привычку спрашивать при встрече: как дела? И мы сами надо собой смеется, какие ответы порой даем на этот довольно дежурный вопрос. Типа, ой, дела у меня плохо, нога болит, хвост отваливается, денег нет и не будет, муж бьет, сын пьет, а на работе все просто ужасно. Это, конечно, гипербола, но мы воспринимает этот вопрос достаточно серьезно и стараемся дать на него адекватный ответ. В Америке и Англии не ждут подробного ответа, лишь: “Отлично, спасибо”. Хотя, думаю, и в нашей стране этот ритуал уже появился.

Таких дежурных, но от этого не менее важных фраз за бугром предостаточно. Однажды Гэвин увидел, как пожилой человек упал прямо на улице, видимо, сердечный приступ. Гэвин кинулся к нему и неожиданно для самого себя спросил: “С вами все в порядке, сэр?”. Хотя с этим человеком явно все было не в порядке. Да и обращение «сэр» прозвучало официально.

ПОПЫТАЙТЕСЬ ПРОДАТЬ СЕБЯ

Марианна преподавала нам основы правописания. На ее занятиях ежедневно мы писали эссе, письма, рассказы. А в последний день курса по нашей просьбе она объяснила, как необходимо оформлять резюме.

Как бы кощунственно это не звучало, но на трудовом рынке каждый человек является товаром, и его задача – как можно лучше продать себя. Резюме должно преподносить вас с идеальной стороны.

По словам Марианны, в Лондоне проще поменять профессию, чем  в других странах. Здесь ценят целеустремленность, энергичность, желание обучаться. Главное, показать на деле, насколько ты эффективен. В общем, опыт работы и умение отлично справляться с трудными ситуациями важнее корочек.

Хорошо бы в дополнение к основным пунктам резюме написать, например, что увлекаешься командными видами спорта, значит, сможешь плодотворно работать в коллективе.

В резюме не надо вставлять свое фото (дискриминация, можно плохо выглядеть, но при этом отлично работать). Не надо указывать ни дату рождения, ни семейное положение, ни национальность, ни вероисповедание, ни даже пол – ничего, что может по субъективным причинам уменьшить твои шансы перед другими претендентами. А вот если ваше резюме привлекло работодателя и он назначил личную встречу, пришел звездный час – не оплошай.

Наши студенты интересуются этим вопросом отнюдь не из праздного любопытства. Некоторые собираются отправить свои резюме в престижные компании и, кстати, готовы первые месяцы работать бесплатно. Волонтерство в трудовой биографии только приветствуется.

В перерывах между занятиями пьем с Мэкси кофе и учимся писать наши имена на разных языках. Мы подружились, наверное, потому что наш английский позволяет довольно легко общаться. И  под конец второй недели у меня даже автоматически спрашивали: “А где твой друг?” – если его не видели где-нибудь поблизости. Кстати, ежедневно он ведет онлайн дневник, в котором рассказывает о жизни в Лондоне своим друзьям в Китае. Планирует когда-нибудь издать книгу. Смешно, наверное, получается. Я пишу про него, он пишет – про меня. Хотя кто их разберет, эти иероглифы, приходится только догадываться, о чем же он там пишет.

ГДЕ МОЯ ОВСЯНКА?!!

Наверное, в идеале хотелось бы услышать историю о том, как солнечным утром дворецкий входит к чопорному лорду и сухим, вышколенным за годы тридцатилетней службы голосом произносит: “Овсянка, сэр!”. А лорд в ожидании овсянки и чая с молоком, закинув ногу на ногу, деловито полистывает “Таймс”, время от времени нетерпеливо поерзывая:

- Что за промедление, Томс? Вы почти заставили меня ждать!

Увы, никакой овсянки на завтрак я не получила. Лелеяла мечту выпить чашечку традиционного английского чая, но и ей не суждено было сбыться. “Ахмад” подмигивал с магазинных полок, информируя о преимуществах глобализации. А в нашей квартире, на кухне, стояли коробки, пачки и стеклянные емкости с кофе и чаем, может, и более лучшего качества и широкого ассортимента, чем в России, но все-таки обычными. Ритуал чаепития к моему маленькому горю в этом доме совершенно отсутствовал. Семья вообще предпочитала за ужином пить разведенный концентрированный сок.

Конечно, стоит сделать скидку на то, что я жила в семье британки афрокарибской национальности, как значилось у меня в пригласительных документах.

Хотите узнать, как я познакомилась с моей “приемной” семьей ?

- Привет! Я Амбэр, а это Че, – тараторит 9-летняя темнокожая девчушка, расположившаяся на диване и весело подрыгивающая ногами. Не успеваю сообразить, чего-там она пролепетала, как ее мама Келли, улыбаясь, уже поправляет:

- Виктория, не слушай, она шутит, все наоборот, это Че, а вон – Амбэр.

После двух минут знакомства Че уже позирует перед моей фотокамерой: с бусами, куклами, микрофоном для караоке, стоя, сидя, улыбаясь, кривляясь. Такая милашка! Кстати, молодые темнокожие леди часто делают замысловатые прически, плетут многочисленные косички, украшают голову яркими лентами, ободками, бантами, резиночками. А еще они как будто больше радуются жизни и ведут себя раскованнее, могут, например, взять да чего-нибудь и спеть.

ВИКТОРИЯ, ВОДКУ БУДЕШЬ?

Отныне меня окружают африканочки, а к ним иногда заходят еще родственницы. Так, один вечер провожу в компании шести темнокожих красавиц: взрослые потягивают белое вино из изящных бокалов, а дети уплетают пиццу пеперроне. Так как алкоголь не пью, я автоматически причисляюсь к детской аудитории.

Само собой, пеперрони покупная. Моя африканочка, как я мысленно ее называю, чаще всего готовит ужин из полуфабрикатов. Лазанья, пицца, рыба, курица –  достаточно засунуть в духовку, немного подождать и “все к столу”!

- Виктория, ты готова ужинать? – каждый день спрашивает Келли, как только я переступаю порог.

И обязательно чуть позже уточняет:

- Тебе нравится еда?

Утром же на завтрак у меня ждет нехитрый выбор: или хлопья с молоком, или поджаренные тосты со спрэдом и джэмом. Объяснять, что русская душа- колбасная и сырная – смысла особого не имеет.

Кстати, про медведей на русских улицах, как мы любим шутить, никто у меня не интересуется. Зато однажды, еще в первые дни моего пребывания в Англии, Келли неожиданно спрашивает:

- Виктория, будешь водку?

Я отрываюсь от монитора и секунд десять пытаюсь припомнить какое-нибудь английское слово, схожее по звучанию с русским словом “водка”.

- Водку? – переспрашиваю и тут вижу в руках Келли большущую бутылку с зеленым змием. Совпадение или человек пытается мне угодить, считая эту “штуку” традиционным русским напитком?

- Нет, спасибо.

В ответ – легкое замешательство. Объясняю: это мой эксперимент. Я не пью алкоголь с января. Ни капли.

Позже Келли скажет, что и ей религия запрещает пить водку. Они – христиане и ходят в ту самую церковь, где принято петь и танцевать.

ПРОБКА – ВЕЩЬ!

В домах Лондона гораздо больше всевозможных устройств, помогающих облегчить быт и приятно провести время. Так, например, ежедневно Келли становится на электронные весы, а в это время TV-компьютер докладывает основные ее параметры (например, вес) и рекомендации по совершенствованию (допустим, фигуры).

Но гораздо непривычнее для нас – английские водопроводные краны, традиционно раздельные для холодной и горячей воды. Из одного крана течет обжигающе горячая, из другого – почти ледяная вода. И расположены они слишком низко к умывальнику. В Англии при умывании принято затыкать раковину пробкой и плескаться в ней. Если же ты не согласен экспериментировать, умывайся в холодной воде. Кстати, раздельные краны встречаются и в общественных уборных. Ну там-то уж точно пробкой никто не будет раковину затыкать?! Может, подарить им на новый год смеситель?

СКРОМНЕНЬКО ЖИТЬ НА ШИРОКУЮ НОГУ

Все лондонцы, с кем я общалась, говорят: “Я обожаю Лондон и свою работу!”.

Келли – социальный работник. От ее решения зависит, отдадут ребенка в приемную семью или нет. Работа ответственная и интересная. А учитывая, что в году Келли имеет 6 недель отпуска и может брать свободные дни в счет отпуска хоть каждую неделю – не сильно изматывающая.

Когда она услышала о моей зарплате, долго не могла понять, это как, за месяц, не перепутала ли я чего. А потом отметила, что в Англии журналисты очень ценятся, особенно телевизионщики. Здесь журналист получает как минимум 5 тысяч фунтов (250 тысяч рублей) в месяц. Квартиру можно снять за 1000 фунтов (около 50 тысяч рублей), не сложно высчитать, что на 4 тысячи фунтов можно скромненько жить на широкую ногу.

- К тому же, есть возможность пересдавать комнату иностранным студентам, как это делаю я, – делится опытом Келли, которая сама живет на съемной квартире, – получится еще дешевле.

Лондон – дорогой город. Но как и во многих мегаполисах, здесь есть продукция на любой кошелек. На знаменитой улице Оксфорд-стрит можно побывать в “Праймаркете”. О популярности этого царства разноцветных шмоток красноречиво свидетельствуют часовые очереди в примерочные и к кассам.

А вот и появился повод проверить систему потребительского сервиса – решила вернуть босоножки. Долго раздумывала, какую же причину мне назвать, чтобы оправдать возврат покупки.

Как оказалось, таких как я в “Праймаркете” десятки, если не сотни человек. Многие возвращают покупки оптом. А вот подошла и моя очередь. Ровно за 5 секунд после предоставления товарного чека мне вернули деньги (без вопросов, без осмотра, без зачем-почему-да-возьмите-что-нибудь-взамен).

МНЕ ПРИСНИЛОСЬ НЕБО ЛОНДОНА

вид на Биг Бэн

Реальность обволакивается туманом.  Воздух перенасыщен кислородом, он густой и душистый. На барабанах музыкант отбивает ритмы далекой Африки. Сумерки окутывают колесо обозрения Лондон Ай, по другую сторону реки – башню с курантами Биг Бэн, Вестминстерский дворец, мосты, подкрадываются к Тауэру, опускаются к Темзе. Ирреальные оттенки. Ирреальное время. Ирреальный город. Сначала осторожно, словно украдкой, зажигаются огни-первенцы, освещая Биг Бэн, Лондон Ай. Огни “разгораются” по мере того, как на город вслед за сумерками величаво опускается тьма. Ветви деревьев превращаются в “сосуды”, по которым струится голубоватый неоновый свет.

И вот уже Лондон – во всем своем великолепии, блеске. Он совсем другой, нежели днем. Можно подняться на колесе обозрения и посмотреть на этот неоновый поток огней, автотрасс, рекламных инсталляций.

Народа много и – мало. Нет, все-таки много, но нет ощущения толпы, базара, давки. Кажется, будто в это время суток на набережной принято говорить чуть тише. И лишь уличные артисты и музыканты продолжают свои перфомансы.

Бродить по ночному Лондону безопасно. Можно с друзьями, а можно и одной. Сейчас самое время побывать в центре города на Пикадили Сёкус, где огромное “неоновое здание” рекламирует компании-космополиты, такие как “Макдональдс”. Но не стоит слишком долго оставаться на одном месте. Иначе не успеть! Как хорошо, что среди моих новых друзей – девушки из Кореи. Приглашают посетить знаменитый район Чайна-Таун, в котором расположено множество уютных китайских ресторанчиков, а у мостовых стоят велорикши, ожидая желающих прокатиться. Никогда бы не зашла в китайский ресторанчик одна, даже бы не пыталась разобраться в специфическом меню. Но мои спутницы привычно делают заказ: лапша с кусочками свинины и рис с приправами, креветками и горошком. Официант, аутентично вписывающийся в атмосферу ресторанчика, приносит зеленый чай, чай предлагается посетителям бесплатно. Здесь рестораны гораздо доступнее, нежели в России. Здесь итальянские, французские, арабские ресторанчики, коих в этом городе сотни, если не тысячи.

Если не вооружиться картой Лондона и путеводителем, можно пропустить сотни занимательных местечек. Сегодня – День Святого Патрика. Это праздник весны и радости, который отмечается не только в Ирландии, Великобритании, но и за их пределами. В этот день с утра лондонцы надели зеленые колпаки, а вечером молодежь заполонила улицы: пить пиво и веселиться.

ТАК МНОГО СНЕГА? ООО! 

Мне нравится, что в Лондоне вход во многие культурные центры свободен. Есть какая-то справедливость в том, что, например, Британский музей и Национальная галерея открыты для посетителей со всего мира и существуют на пожертвования и правительственные средства.

При желании можно побывать не только в музее, но и филармонии, театре, на выставке, в ночном клубе, не платя при этом ни пенни. Мне подсказали интересный сайт www.timeout.com. Стоит только задать направление поиска и будет предложено выбрать мероприятие из сотен подобных. Именно в этот вечер. Именно в этом городе.

Таким образом, вычислили, что одним вечером в арабском пабе “Момо” будут играть иранский трип-хоп. Заручившись уверениями, что такие заведения одной посещать безопасно, отправляюсь послушать живую музыку.

“Момо” – небольшое подвальное пространство в арабском стиле с  приглушенным светом. Медные столики, пестрые ковры и диванчики с многочисленными пуфиками, мерцающие свечи, подсвечники которых создают причудливые узоры на стенах и потолке.

Как всегда вокруг – люди со всего света. Со мной рядом сидит темнокожий Додо. Его интересует, что я записываю в блокнотике. А вот меня интересует, что он знает о России:

- Слово “товарищ”! – смеется. – Еще знаю Москву и петербургскую футбольную команду “Зенит”. Ваш Павлюченко играет за английский клуб «Тоттенхэм». Отличный игрок!

Вспоминаю, что сказала Эмми из Токио, увидев фотографии зимнего русского леса.
– Ооо, у вас много снега! Это так красиво! Ооо, минус 30! – искреннее потрясение. Про свой родной город сообщила просто: такой маленький и перенаселенный.

ДОМ 221б НА БЭЙКЕР-СТРИТ

Удалось побывать на церемонии смены караула Букингемского дворца. Это одна из самых знаменитых церемоний в Лондоне, после коронации, дней рождений и свадеб королевских особ. Тысячи туристов приходят посмотреть на это зрелищное действо. В этот день королевский флаг спущен, значит, сама королева Елизавета II во дворце отсутствует.

- Что вы, сейчас посетить дворец все равно нельзя, – объясняет женщина перед закрытыми железными воротами с позолоченными арками. – Только в августе, когда королева отправится на каникулы.

Прогуляемся по известному адресу на улице Бэйкер-стрит? Лучший детектив всех времен и народов  и его друг Доктор Ватсон, герои рассказов сэра Конан Дойла, «жили» в доме 221б на Бэйкер-стрит в 1881-1904 годах. Знаменитый кабинет на втором этаже, выходящий окнами на Бэйкер-стрит, до сих пор сохранился в том виде, в каком он существовал в Викторианскую эпоху. В многоэтажном доме есть и восковые фигуры из различных рассказов о Шерлоке Холмсе. А еще – письма. Молодой человек написал, что по наставлению учителя английского решил отправить письмо «несуществующему человеку». В конце письма приписка: «Я чувствую себя так глупо!»

На этой же улице друг за другом находятся музеи-магазинчики «Битлз», Элвиса Пресли, различных рок-групп. То здесь, то там мелькают надписи типа: «Только для рок-н-рола!»

СПРОСИ ДОРОГУ И ПОЛУЧИ ДРУГА

А еще в Лондоне есть великолепные островки зелени: Гайд-парк, Ридженс-парк, Грин-парк… Сразу вспоминаются сиреневые душистые деревья Гайд-парка, под которыми можно лежать и смотреть в лазурное лондонское небо. А еще каждый может принести на площадь помост, встать на него и сказать… все, что он думает. Таких жаждущих высказаться – десятки. У каждого образуется толпа сочувствующих или негодующих. Дискуссия.

В Ридженс-парке, кажется, собраны растения со всего мира. Англичане известны своей любовью к садоводству. Парк поражает многоцветием. В нем познакомилась с сотрудницей Лондонского зоопарка африканкой Перчер, у которой всего лишь спросила дорогу до ближайшей станции метро, а получила – друга.

Мы полчаса бродили по сумеречному Лондону, пройдя мимо ближайшей станции метро. Перчер каждый день проделывает этот путь. Шли по Лондону в то чудесное время, когда зажигаются огни. Что это, Бейкер-стрит? А это? Вестминстер? Неужели на свете бывает так красиво?
– Да! – вторила Перчер, которая приехала в этот город более 20 лет назад. – Ты права, этот город лучший на свете. Сочетание различных культур, традиций, национальностей. Только будь осторожна. Держи кошелек во внутреннем кармане пиджака. В Лондоне много не только милых, но и плохих людей. Не слушай особенно мужчин, здесь много национальностей, и если они будут говорить, какая ты красивая и чудесная, не слушай, не верь. ^_^.

Перчер дала номер своего телефона и пригласила посетить Лондонский зоопарк. А еще рассказала, что если потеряюсь, могу подойти к любому полисмену и сказать: «Не получается найти дом. Я иностранный студент, помогите!» Добрый дядя довезет тебя прямо до парадного входа на своей красивой машинке.

СДЕЛАНО В КИТАЕ

 Моя новая игрушка – йо-йо. Как оказалось, одна из самых древних игрушек на земле.  Купив это чудо в Национальной галерее, я с ним практически не расставалась. Никому ни слова. Оказывается, существует тайное общество поклонников йо-йо! А как еще объяснить тот факт, что человек, идущий с йо-йо тебе навстречу, который видит йо-йо у тебя, заговорщицки подмигивает?

- Йо-йо! – восторженно восклицают прохожие, как будто увидели Деда Мороза.

Хорошая штука, йо-йо. С красивой надписью «Национальная галерея». Но присмотревшись, досадно замечаешь маленькую приписку: «Сделано в Китае». Мой друг Мэкси из Шанхая, смотря на сувениры, качает головой: «Если бы вы знали, по какой смешной цене все это продается в Китае».

ПРИЯТЕЛИ НА ОДНУ МИНУТУ

Однажды, ко мне подошла темнокожая девица и без всякого стеснения указала на мои ноги: «Легинцы! Откуда?» Ответила: «Я – из России. И легинцы тоже». Компания рассмеялась.

Появляется ощущение, что мы – приятели, с которым ты выдул ни одну пинту пива в пабе. С любым продавцом здороваешься и переглядываешься, как будто у нас общий секрет. Уже не шарахаешься, когда консультант в магазине неожиданно спрашивает: «С тобой все в порядке? Как ты?». Кто знает, может, в душе ему глубоко начхать на тебя, как ты там себя чувствуешь… Кто их знает, а все равно приятно.

Могу попробовать объяснить такую терпимость: все мы откуда-нибудь приехали в Лондон и прекрасно понимаем, каково это, начать новую жизнь на чужбине. Признаюсь, не общалась с коренными жителями Лондона. Может, тогда бы получилась совсем другая история.


Комментарии:

Оставить комментарий


девять × = 9