Число просмотров - 12,127

Здравствуйте, я ваша няня

06/15/2012 / Нетленка

Несколько суточных дежурств в роли помощника воспитателя и няни Бийского дома ребенка.

Теперь я знаю, почему у Ксюши начинается истерика, когда на нее перестают обращать внимание. Почему Рома постоянно пытается залезть на коленки и посмотреть в глаза. И что делать, если один мальчишка ударит игрушкой по голове другого, а девочки не поделят карандаши.

УТРО: Как многорукая богиня Шива

Надеваю халат. Повязку на лицо в связи с карантином. Двадцать секунд до встречи со 7-й группой… Иду по коридору… Десять… Поднимаюсь по лестнице… Пять… Подхожу к двери.

– Здравствуйте, ребятишки, знакомьтесь, это Виктория Борисовна, тетя Вика, – представляет меня старший воспитатель Светлана Николаевна.

И тут целая толпа малышей набрасывается на незнакомого человека. Кто-то виснет на руке, кто-то хватается за мою ногу, девочка начинает гладить волосы, а мальчик Рома пытается залезть на коленки.

– Какие у тебя маленькие пальчики, – шепелявит он.

В этот момент ко мне тянется четырехлетняя Ксюша – самая старшая девочка в этой группе. Если в ближайшее время ее не усыновят, девочка вместе с Сашей отправится по распределению в один из детских домов.

Ксюша… С ней у нас завязываются особые отношения. Не получив при знакомстве достаточно моего внимания, она обижается. Первая сложность, с которой сталкиваюсь – вернуть ее расположение. Ксюша обиженно отходит в сторонку. Эта красивая, как куколка, девочка с золотистыми волосами больше не играет, не поет вместе со всеми, просто отключается от реальности, погружаясь в свои, как будто недетские мысли. Полчаса я пытаюсь ее развеселить. Дружба возобновляется после того, как вместе  создаем шикарный домик для мишки и его друзей.

– Смотрите, смотрите! – побегает Ксюша к  воспитателю. – Посмотрите, какой красивый домик!!!

Ее отличительная черта – понравиться, чтобы в следующий раз мама и папа выбрали именно ее и увезли, наконец, домой. Поэтому Ксюша лидирует в играх, старательно выводит рисунки, любит, когда ей аккуратно завязывают бантики, искренне радуется, когда… цвет флажка совпадает с цветом ее платья.

До обеда идем гулять. Воспитатель уже скрылся за деревьями. На улице мороз. Двух-трехлетние малыши сняли варежки, хотя руки посинели даже у их наставницы.

– Тебе холодно? – пытаюсь выяснить у одного из них.

– А-уа-я-ла, – в ответ.

Лихорадочно пытаюсь сразу на двоих надеть рукавички.

Пытка продолжается. Ксюша хочет идти по сугробам, а потом скользить по льду, Наташа ползет как улитка. Детям страшно, потому что основная часть группы скрылась за деревьями, и они одновременно тараторят: «Они «усли»! Их не видно!»

Вова… Этот мальчик мне запомнился сразу. Не успели мы с ним познакомиться, как он собрал все кукольное постельное белье и начал развешивать по комнате – сушить. Через некоторое время заметила, что  «чистые» вещи он гладит.  Пока другие дети играли, трудолюбивый карапуз работал и работал. Малыш ремонтирует машинки и стучит молоточком не хуже заправского кузнеца.

Первая половина дня такая долгая и такая короткая. Словно фотокадры в памяти мелькают события: поход на физиопроцедуры с Гришей, купание Саши, торжественное восседание всей группой на горшках, обед и полдник, когда  творог размазывается по тарелке, а также по столу, кофте и полу. Застегнуть и расстегнуть. Проводить и помирить. Поправить и почитать. Дать карандаш и нарисовать самой солнце. Погладить по головке и пожурить.  Толпа дружно направляется к спальне. Маленькие шортики и платьица аккуратно кладутся на стульчики. Сандалики нужно помочь расстегнуть. Сладкий сон унесет всех ангелочков в страну исполнения желаний.

ДЕНЬ: дети-инвалиды в особой группе

Это будет самая короткая глава.

– Расскажите-расскажите, – говорят воспитатели. – Пусть молодежь знает, какие рождаются дети у алкоголиков и наркоманов.

После обеда направляюсь в группу № 8, где находятся дети-инвалиды. Больной гемофилией, ребенок без языка, девочка с грыжей, вынужденная носить с собой мешочек, куда вытекают ее естественные отходы, мальчик с лицом старика… Большинство получает питание через носоглотку. Кормления малыши ждут со страхом.

НОЧЬ: чуть не усыновила ребенка

Засучите рукава, заправьте под косынку волосы, приготовьтесь ко всяким сюрпризам и неожиданностям, потому что впереди вас ожидает 14-часовой марафон. Не спать. Не расслабляться. Дождаться ночного дежурства в младшей группе и с честью продержаться до утра. Готовы? Тогда за мной!

– Уа!!! Уа!!! – раздается хоровое пение из двух манежей. Оля просто так кричит, у всех чуть не лопаются перепонки.

Ходишь по кругу, проверяешь малышей и берешь на руки тех, кому пора поменять подгузники. Это процесс не прекращается, пока все не уснут в спальне.

– Ну что, опять мокрый, ай-яй-яй, я же минуту назад тебя переодела, – говоришь то и дело.

Дети могут заменить усиленные занятия в тренажерном зале. Восемь человек за пять часов умудрились запачкать 98 ползунков, 50 пеленок и черти сколько распашонок.  Мытье попок, застегивание ползунков и кормление кашей – не такое простое дело, если делаешь это в первый раз. Через каждые три часа массовое кормление.

Меня покорили ясные глаза Андрюшки. Пока остальные исполняли хором арию «Вопли Видоплясова», он улыбался, как будто говорил:

– Посмотри, я особенный, я буду самым лучшим сынишкой на свете.

– Я знаю, кто будет кормить Андрея, – смеется Юля.

Надеваю косынку, фартук, в сотый раз мою руки и беру на руки малыша. Он  сосет из бутылки детскую семь. Эх, мальчишка, и за что мама лишила тебя грудного молока?

Вы все еще с нами? Тогда не расслабляйтесь. Детей спать уложили, все они сухие, между кормлением есть немного времени, можно… заняться генуборкой кухни, помыть игрушки, заштопать некоторые распашонки и ползунки.

А вот и «сюрприз» – на кухни прорвало трубу. Ледяная вода начинает быстро растекаться по полу, выходя за пределы помещения. Воду вычерпывали ведрами. Через минут двадцать приехал сантехник и перекрыл воду. Расслабленный смех, шутки, поиски нянечками своих тряпок и ведер. А за стенкой – восемь ангелочков, не подозревающих о прорванных трубах и босоногих тетеньках.

Тишина здесь такая же, как на поле боя после продолжительной канонады. Стрелка часов задумалась о каких-то своих временных делах и зависла в воздухе. Пять часов. Голова и тяжелая, и легкая – как будто в нее набита вата. Еще час и начнется очередной штурм. Восемь партизан начнут наступление на своих общественных мамок. Они атакуют и выиграют. Потерпевшей стороне придется вновь разводить смеси, кормить, подмывать попки, холить и лелеять.

В восемь часов – смена «караула». Бойцы невидимого фронта, немного пошатываясь, идут в раздевалку. У меня в руках как будто белый флаг. Все. Капитулируюсь. Есть и «травмы»: плохая координация, сбивчивая речь, маниакальное желание лечь где угодно (можно прямо на пол, спасибо, нет-нет, мне и так будет зверски удобно). После утренней планерки еду домой. В машинном гуле автобуса отчетливо слышу плачь ребенка.

Бийский рабочий, 2005.


Комментарии:

Оставить комментарий


− один = 3